Называй меня Чарли, если хочешь...

Из записей журналиста и писателя
AlbertoPaz(Альберто Паз):
Один поэт провозгласил: «Нацию, у которой нет легенды, ожидает погибель». И это можно доказать. Скоро годовщина, как родился король танго Карлос Гардель, и мы ее отметим. Кстати, руководитель популярного оркестра JulioDeCaro(Джулио Де Каро) появился на свет 11 декабря 1899-го (Карлос родился на 9 лет раньше).

11 декабря в Аргентине считается национальным праздником танго. Сейчас я далеко от этой страны, в Нью-Йорке, смотрю из окна высотки на первый снег. Думаю о том, как в прошлом люди покидали свои дома и иммигрировали в другие государства. В 1918-м и еще через 37 лет в Южной Америке наблюдалось редкое для этих мест явление – снегопад. Тогда путешественник и поэт RaulGonzalezTunon(Рауль Гонзалес Туньон) сказал о том, что никто не может состязаться с сильным, трогательным вокалом Гарделя. Может быть, когда вновь пойдет сильный снег, «родится» голос, способный превзойти великого певца.
 
Очаровательные белокурые девушки из Нью-Йорка: Пегги, Бетти, Мари и Джулия – обожали его голос. Эти милые куколки-кокетки, от которых веяло ароматом духов, целовали Гарделя своими ротиками, обольстительно намазанными помадой. Это было в фильме «Танго на Бродвее» 1934 года выпуска. А через год обезображенное тело Карлоса найдут в колумбийском аэропорту.
 
Большинство поклонников уверено: когда он погиб, родилась легенда. Его любили и принимали в любом социальном слое населения. В отличие от других известных персон, которые повлияли на общество: президента-диктатора Хуана Перона, его жены Эвиты, футболиста Марадоны. Их промахи люди не прощали, в них сомневались и не любили. Но это не касалось Гарделя.
 
Литератор Horacio Salas (Горацио Салас) говорил о том, что никто не станет порицать цвета государственного флага или неладные строки гимна, так и Гардель – великая личность, и с этим не поспоришь. Хотя его имя стоит в одном ряду с простыми и бедными людьми, рабочими, оно на высоте. Гардель добился успеха, несмотря на сложную жизнь, к тому же среди его предков и родственников не было вокалистов. Французы-иммигранты постоянно испытывали нужду: жили без крыши над головой, были изгоями и поднимались на ноги без чьей-то особой помощи. Но Гардель вырвался из этого плена благодаря своему сильному, великолепному голосу и стал национальным символом. Его танго вызывает приятные ассоциации, это победоносный крик, провозглашающий новую жизнь.  
 
Карлос Гардель был экстравагантным джентльменом, с обаятельной улыбкой на лице. Его туфли всегда блестели, а костюм сидел как влитой. Дамы души в нем не чаяли, а он узами брака связывать себя не стал. Карлос женился только на музыке.
 
Темнеет, огни рвут серую мглу. Первый снегопад. Мегаполис готовится к как будто вечному обычаю – новой ночи «Танго на Бродвее». Сыплет белый снег, пробиваются звуки милонги. Никто не обратит внимания, когда я зайду в зал, мою душу ведет Карлос. Люди прошепчут: «Видно сразу, что он аргентинец». И если какая-нибудь белокурая девушка из Нью-Йорка заинтересуется моей персоной и спросит, как меня зовут, я с улыбкой тихо скажу: «Называй меня Чарли, если хочешь...»